Инструменты пользователя

Инструменты сайта



Биоусиление морали – единственная альтернатива глобальному тоталитаризму и уничтожению человечества

ru:bioenchancement.png

Многие экзистенциальные угрозы могут стать на пути долгосрочного выживания человечества. Природные катастрофы, такие как извержение супервулкана или падение огромного астероида, сложные процессы, на которые человек оказывает частичное влияние, примером чего могут быть климатические изменения, или же сугубо антропогенные риски, например, злоупотребление биотехнологиями для создания и применения патогенов, против которых человеческий иммунитет бессилен – всё это экзистенциальные риски, способные аннигилировать все ценности, уже созданные людьми и которые будут созданы ими и их потомками в будущем. Поэтому их нельзя не учитывать в моральной философии в целом, и в биоэтике в частности. Как отмечают исследователи, экзистенциальная катастрофа приведёт к такой потери ценностей, которой ещё не происходило за всю историю человечества, поэтому её предотвращение и смягчение является самым важным императивом, представшим перед нашим видом.

Предотвращению сугубо природных угроз мы можем легко представить решение в виде применения определённых технологий, которые уже созданы (из недавнего стоит вспомнить тесты НАСА по смещению орбиты астероида) или могут быть созданы в будущем. Но как люди собираются бороться с антропогенными рисками, т. е. тем, что делают сами же люди? Давайте рассмотрим этот вопрос более детально, опираясь на несколько исследований по теме биоусиления морали, также дополнив их некоторыми собственными рассуждениями и другими идеями, которые сделают этот подход максимально обоснованным[1][2].



Проблема причинения «абсолютного вреда» и установления глобальной диктатуры

Существует множество сценариев, когда экзистенциальная угроза может быть создана отдельными индивидами или небольшими группами людей (террористическими организациями, апокалиптическими культами). Причинение «абсолютного вреда» (ultimate harm) становится всё более реальными с развитием технологий. Особенно стоит обратить внимание на проблему выведения новых патогенов в легко создаваемых и перемещаемых «подвальных лабораториях».

Показательным примером того, насколько доступно создание биологического оружия, является опубликованная в 2018 году группой канадских исследователей научная работа по воссозданию возбудителя вируса оспы лошадей – ближайшего родственника чёрной оспы, одного из самых смертоносных заболеваний в истории человечества[3]. Стоимость данного проекта оценивается приблизительно в 100 тысяч долларов. Занимаясь им, исследователи стремились создать новую, ещё более безопасную вакцину от чёрной оспы. Однако значительная часть научного сообщества отнеслась к этому исследованию критически и обвинила научный журнал PLOS One в том, что он допустил публикацию труда, способного помочь террористам в создании биооружия. А ещё в 2011 году вирусолог Йошихиро Каваока проводил эксперименты по созданию вакцины от гриппа. Он пытался воссоздать штамм вируса, предшествовавший эпидемии 2009-2010 годов, чтобы увидеть, как изменился вирус в течение 4 лет. В результате он модифицировал его так, что он стал устойчивым к иммунитету человека[4]. Разумеется, его работу начали подвергать критике, поскольку человечество оказалось бы бессильным в случае утечки вируса из лаборатории. Также в 2023 году в Калифорнии закрыли нелегальную медицинскую лабораторию, где содержалось около 1000 мышей, сотни неизвестных химикатов, холодильники и морозильники, флаконы с биологически опасными материалами, включая кровь, инкубаторы и не менее 20 инфекционных агентов, включая SARS-CoV-2, ВИЧ и вирус герпеса[5]. Это показывает, что скрытные эксперименты над опасными патогенами не являются чем-то нереализуемым.

Такая проблема кажется нерешаемой без кардинального расширения слежки и сокращения индивидуальных свобод, из-за чего даже довольно либеральные государства неизбежно превратятся в тоталитарные диктатуры. Также есть утверждение, что риск глобальных катастроф, сильно отдалённых во времени, например, тех же климатических изменений, может потребовать такого высокого уровня кооперации и единства цели между людьми, которого не могут добиться демократические и либеральные общества ввиду слишком мягкой системы международного совещания и принятия решений (вспомним об ООН – очень обеспокоенной на словах, но во многих ситуациях бессмысленной и бесполезной на практике организации[Авторская заметка]). А значит у тоталитарного мира больше шансов справиться с подобными угрозами в случае идентификации их самих и методов решения.

Нельзя не упомянуть и то, что тоталитаризм будущего будет крайне устойчивым в сравнении с любым историческим примером. Развитие понимания социальных и психологических механизмов, а также средств слежки, вплоть до создания молекулярных нанотехнологий, полностью уничтожит частное пространство перед взором государства. Увеличение длительности жизни поможет облегчить кризисы преемственности руководства, нельзя будет рассчитывать на то, что диктатор рано или поздно просто умрёт. Кроме того, биотехнологии будущего могут быть использованы неэтичным образом, для промывания людям мозгов.

Идея биоусиления морали и взгляд исследователей на неё

Альтернатива может быть только одна – биоусиление морали. Но хоть такое решение является наиболее верным, его авторы, скорее всего ввиду незнания или непонимания теории механизма ингибирования насилия, предложили крайне необоснованные и неадекватные его практические реализации[Авторская заметка]. Перссон и Савулеску слишком много внимания уделяют критике либеральных государств. Исходя из их невозможности обосновать перед обществом и осуществить программу биоусиления морали, данные авторы склоняются к довольно авторитарным позициям, что отмечают исследователи Ракич и Чиркович. Однако их предложение о создании на добровольных основаниях неких «морально улучшенных пост-людей», что постепенно приведёт нас к «морально улучшенному пост-человечеству», тоже является довольно слабым и необоснованным. Также они сильно акцентируют внимание на том, что решения и действия пост-людей должны считаться выше решений и действий обычных людей ввиду их более высокого морального статуса. Подобное тоже смахивает на довольно авторитарное решение, особенно учитывая ещё и тот момент, что хоть они и называют пост-людей не склонными к причинению вреда простым людям, они допускают такое в некоторых крайних ситуациях, когда пост-люди это посчитают всё же верным решением. А допускать такое буквально противоречит наличию у человека биологически усиленной морали, если таковую приравнивать к сильно выраженной и полноценной работе механизма ингибирования насилия.

Эти авторы также не определили конкретного направления для биоусиления морали. Хоть первые двое и отмечают, что усиление функции серотонинергической и окситоционовой систем повышает у человека склонность к альтруизму и эмпатии (и это утверждение соответствует теории ингибитора насилия), так и не было отмечено, что и сейчас очень многие люди уже являются морально превосходными. Данные авторы отталкиваются от теории, что биологически человек адаптирован только к жизни в совсем маленьких обществах, и в более глобальных смыслах он обладает довольно слабой моралью. Однако такой взгляд является лишь частично верным, он будет довольно ограниченным, если, снова же, учесть теорию ингибитора насилия. Другие двое авторов и вовсе проводят чёткое разделение между простыми людьми и биоусиленными пост-людьми, как будто сейчас не существует ни единого человека, мораль которого мы могли бы взять за образец.

Образец лучшей морали

За образец лучшей морали можно легко взять человека без проявлений черт первичной психопатии, предпосылкой возникновения которых и является дисфункция ингибитора насилия. Такой человек обладает сильно выраженными эмпатией, сожалением и чувством вины. Даже если он каким-то образом навредит другому человеку, то примет за это ответственность, не перекладывая её на обстоятельства или вовсе саму жертву. Он не будет лгать, выставлять себя не тем, кем является, и манипулировать другими людьми ради получения личной выгоды через ухудшение их благосостояния. И людей с такими характеристиками очень много. Нулевым уровнем черт первичной психопатии, если опираться на некриминальные и непсихиатрические выборки, обладает ориентировочно 40-70% людей. А если мы допустим совсем незначительные отклонения от подобного идеала, по которым человека всё ещё никак нельзя назвать психопатически предрасположенным, то и вовсе можем говорить о 80-90% людей[6][7][8][9][Авторская заметка].

В чём действительно состоит проблема слабой морали нынешнего человеческого общества, так это в наличии психопатически предрасположенных индивидов, которые из-за дисфункции ингибитора насилия не испытывают внутреннего отторжения к причинению другим людям вреда и имеют недоразвитые социальные чувства, включая те же эмпатию и чувство вины. Именно такие индивиды больше всех стремятся к высшим социальным постам, таким как генеральный директор компании или политик. И они чаще других их достигают способностью легко, не испытывая никаких моральных проблем, «идти по головам» своих конкурентов на данные посты и любых других людей, которых они могут выгодно использовать. Например, в то время, как в обществе присутствует всего около 1% индивидов, соответствующих критериям клинической психопатии, среди генеральных директоров их уже от 3% до 21%[10]. Среди политиков тоже нельзя ожидать хорошего результата в этом плане – государственный служащий является одной из самых психопатичных профессий[11].

Именно такие индивиды, которые, находясь на высоких постах, преследуют сугубо личные выгоды, ещё и допуская при этом причинение вреда остальным людям, скорее всего являются главным препятствием перед установлением хорошей координации между разными обществами в решении глобальных экзистенциальных проблем. И именно они, всё же столкнувшись с необходимостью решать такие проблемы, предпочтут создавать тоталитарные диктатуры, а не заниматься биоусилением морали[Авторская заметка].

Предложение биоусиления морали у психопатов и категорический императив

Как предлагают авторы Баккарини и Малатести, только психопатичные индивиды требуют биоусиления морали, мало того, допустимо обязательное биоусиление[12]. У психопатичных индивидов всё же есть рациональное предпочтение к тому, чтобы жить в функциональных кооперативных обществах. Хоть им свойственны манипуляции, ложь и даже насилие, они не желают становиться жертвами такого поведения со стороны других людей. Как показывают исследования, на нечестную сделку они реагируют даже большим желанием наказать того, кто её предложил, нежели остальные люди. Несмотря на проблемы с моральными эмоциями, испытывать возмущение они всё же умеют.

Можно утверждать, что от других людей они ожидают следования социальным нормам и морали. А ссылаясь на категорический императив Канта, предписывая что-то другим людям, ты должен предписывать это же и себе, если делишь с ними одинаковые характеристики, существенные для данного предписания. Психопат, желая кооперировать только с людьми, которые не будут вести себя антисоциально по отношению к нему, должен предпочесть моральное биоусиление для других психопатов. А раз для психопата предпочтительно, чтобы другие психопаты стали такими же в своём поведении по отношению к нему, как и нормальные люди, то это же он должен предписать и самому себе.

Решение этих авторов вполне можно назвать самым верным подходом к реализации идеи биоусиления морали. Оно лишь состоит в терапии конкретного патологического состояния человеческой психики и его легко можно соотнести с объективными биологическими данными, а конкретно теорией механизма ингибирования насилия, что делает его обоснованным и приемлемым. Кроме того, оно является абсолютно достаточным для решения проблем экзистенциальной угрозы и глобального тоталитаризма.

Скрытное биоусиление морали и вопрос свободы человека

Нельзя не упомянуть кратко идею того, что если программа по биоусилению морали должна быть обязательной, то она также должна быть и скрытной. Как считает Кратчфилд, открытость такой программы приведёт к тому, что некоторые индивиды начнут её избегать, создавая необходимость применения к ним каких-то форм наказания, ограничивающих их свободу и снижающих благосостояние. В то же время скрытное применение соответствующей терапии не приведёт к подобным последствиям, а значит является наиболее гуманным вариантом. Кроме того, при наличии безопасного и эффективного подхода это не является нарушением свободы человека, поскольку он не становится менее свободен, чем другие люди, и его не принуждают нести больший моральный груз, чем тот, который и так обязаны все нести[13].

Конечно, как отмечают Баккарини и Малатести, психопатия может давать индивиду различные преимущества, а её лечение их лишает. Однако применение наказаний за совершение преступлений и насильственных действий может вовсе лишить индивида возможности реализовать многие свои планы и исключить его из социальной жизни. Биоусиление морали же оставляет за человеком широкую свободу действий для реализации своих планов, вводя лишь некоторые ограничения. Значит, биоусиление морали предпочтительнее наказаний.

▶ Обсудить тему «Биоусиление морали – единственная альтернатива глобальному тоталитаризму и уничтожению человечества»


1) Persson, I., Savulescu, J. (2012). Unfit for the Future: The Need for Moral Enhancement
2) Rakić, V., Ćirković, M. M. (2016). Confronting Existential Risks With Voluntary Moral Bioenhancement. Journal of Evolution & Technology, 26(2)
3) Soucheray, S. (2017). Canadian group creates poxvirus, prompting dual-use discussion. CIDRAP News
4) Farberov, S. (2014). Is this wise? Controversial scientist recreates pandemic flu virus that killed 500,000 people… except it's WORSE. Dailymail.co.uk
5) Officials bust illegal lab containing 20 infectious agents, hundreds of lab mice: https://arstechnica.com/health/2023/07/illegal-lab-with-infectious-diseases-and-dead-mice-busted-in-california/
6) Fox, B., & DeLisi, M. (2018). Psychopathic killers: A meta-analytic review of the psychopathy-homicide nexus. Aggression and Violent Behavior. doi:10.1016/j.avb.2018.11.005
7) Coid, J., Yang, M., Ullrich, S., Roberts, A., & Hare, R. D. (2009). Prevalence and correlates of psychopathic traits in the household population of Great Britain. International Journal of Law and Psychiatry, 32(2), 65–73. doi:10.1016/j.ijlp.2009.01.002
8) Neumann, C. S., & Hare, R. D. (2008). Psychopathic traits in a large community sample: Links to violence, alcohol use, and intelligence. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 76(5), 893–899. doi:10.1037/0022-006x.76.5.893
9) Hart, S.D., Cox, D.N., Hare, R.D. (2003). Hare Psychopathy Checklist Screening Version (PCL:SV)
10) The Australian Psychological Society (2016). Corporate psychopaths common and can wreak havoc in business, researcher says: https://psychology.org.au/news/media_releases/13september2016/brooks
11) Dutton, K. (2012). The Wisdom of Psychopaths: What Saints, Spies, and Serial Killers Can Teach Us About Success
12) Baccarini, E., & Malatesti, L. (2017). The moral bioenhancement of psychopaths. Journal of Medical Ethics, 43(10), 697–701
13) Crutchfield, P. (2018). Compulsory moral bioenhancement should be covert. Bioethics. doi:10.1111/bioe.12496
Последнее изменение: 2024/02/14 20:38 — volunto

Все материалы и концепции свободны к распространению и использованию при указании ссылки на данный сайт (Antiviolence.io) в качестве источника (CC BY 4.0) CC Attribution 4.0 International
CC Attribution 4.0 International Donate Powered by PHP Valid HTML5 Valid CSS Driven by DokuWiki