Проактивный эпигенез: воспитание и обучение как метод эпигенетического закрепления ненасильственности


Перейти на главную страницу Antiviolence – сайта, на котором изучается проблема насилия и методы его искоренения


Как нам известно, человеческий мозг обладает определёнными внутренними и врождёнными предрасположенностями, в том числе предрасположенностью к ингибированию насилия, а также моральным эмоциями, таким как эмпатия и симпатия. Однако хоть и человек нейробиологически предрасположен к определённым ценностям, очень важно учитывать также влияние культуры и социума. В этом случае нам стоит вспомнить про эпигенетические механизмы, играющие важную роль в том, как структура мозга развивается в ответ на этические и социальные нормы. Это может нам сильно помочь в вопросе того, как же искоренить насилие из человеческих взаимоотношений.

Для начала стоит кратко рассмотреть, что такое эпигенетика. Данный раздел генетики изучает изменения активности генов во время роста и деления клеток, т. е. изменения синтеза белка, вызванные механизмами, не изменяющими саму структуру ДНК. Такие изменения могут сохраняться при делении клеток, и даже передаваться наследственно, однако эта наследственность носит временный характер и не закрепляется дольше, чем на несколько поколений. С эволюционной точки зрения это механизм создания временных адаптаций на временные изменения условий среды. Показательный пример такого демонстрирует исследование, установившее, что внуки (но не внучки) мужчин, которые были подвержены голоду в Швеции в XIX веке, менее склонны к сердечно-сосудистым заболеваниям, но сильнее подвержены диабету [1]. Также известно, что такие факторы, как стресс, голод, температура среды, влияющие на матерь во время беременности, определяют эпигенетику ребёнка. Впрочем, стоит отметить, что в отличие от мутаций эпигенетические изменения обратимы.

Понимание эпигенетического влияния на развитие человека натолкнуло некоторых исследователей на идею такой концепции воспитания и обучения детей, как проактивный эпигенез. Эта идея говорит о том, что моральное обучение детей ещё с детского сада должно полагаться на понимание того, как устроена нейрофизиология человека и как она взаимодействует с культурным и социальным влиянием. Также, разумеется, необходимо понимать, что вдохновляющие методики и аккуратное поощрение оказывают сильный позитивный эффект, тогда как насилие, например, телесные наказания, могут серьёзно навредить ребёнку. И для лучшего понимания этой идеи нам стоит детальнее рассмотреть некоторые её моменты [2].

Исходя из неё, если новые культурные схемы, такие как лучшая способность сдерживать насилие, эпигенетически закрепятся в нашем мозгу, то есть надежда на создание более мирных обществ. Однако сомнительно, что они смогут закрепиться в обществе, природа обитателей которого конфликтует с ними. Вряд ли общества, поощряющие насилие, смогут стабилизировать ненасильственные черты. Решением этому предлагают использование специальных образовательных программ в течение многих поколений, что в любом случае окажет положительное влияние.

Нам стоит добавить, что никакого конфликта по крайней мере с биологической природой человека у образования, нацеленного против насилия, точно нет, поскольку человек от природы предрасположен именно к ингибированию насилия. Хотя реальной проблемой могут быть авторитарные власти во многих странах, нормализирующие насилие как допустимый, а то и необходимый инструмент в контроле общественного порядка.

Также сама по себе идея проактивного эпигенеза не говорит, на какие именно нейрофизиологические механизмы у человека стоит обращать внимание в формировании образовательных программ. Но очевидно, что в первую очередь нам важно быть ознакомленными с теорией механизма ингибирования насилия, опираясь на которую мы можем связать врождённую предрасположенность к ингибированию насилия с серотонинергической системой, а также влияющими на её работу генами и энзимами. Можно вспомнить, в том числе, о гене MAO-A, который, как показывает одно исследование, опосредует влияние жестокого обращения с детьми на насильственность во взрослом возрасте. Носители его высокоактивного варианта к такому влиянию «имунны» и не становятся из-за него насильственнее среднестатистического индивида. А вот носители малоактивного варианта уже подвержены риску, жестокое обращение с ними делает их в 4 раза более склонными к совершению насильственных преступлений [3].

Идея проактивного эпигенеза предполагает поиск некой универсальной этической нормы, которую и необходимо закреплять эпигенетически. Но, снова же, чётко не называется, что это за норма должна быть, хотя в целом разговор ведётся о создании ненасильственного общества. Этика может быть предметом бурных споров, поэтому нам важно определить какую-то самую минимальную норму, о которой все могут договориться в действительности, и ненасильственность является именно таковой. Мало того, наличие у человека врождённого ингибитора насилия указывает на эту норму как естественную часть человеческого поведения, тогда как многие другие нормы уже в более значительной степени могут быть продуктом культуры и среды, а не чем-то, к чему мы предрасположены биологически. Так что вопрос универсальной этической нормы уже можно считать решённым.

Решённой можно считать и проблему того, что идея биологического совершенствования человека имеет негативные коннотации, связанные с её использованием некоторыми диктатурами для создания социума, преимущественно населённого «хорошими гражданами» или «расово чистыми гражданами». Но мы понимаем, что такие формулировки могут определяться длинным списком пунктов, чаще всего исходящих из субъективного мнения авторитарных властей. Норма ненасильственности же является минимально возможной, она с самого рождения и так присуща подавляющему большинству людей и способность легко совершить насилие ввиду нарушения работы ингибитора насилия однозначно можно определить как патологию и психическое отклонение. Осторожность, к которой и призывают исследователи, выдвинувшие идею проактивного эпигенеза, уже соблюдена в норме ненасильственности, главное не выходить за её рамки и не добавлять никаких других норм, чем всегда и занимались диктаторы на практике. Норма ненасильственности – достаточная норма для достижения лучшего общества.

Наконец, они также с осторожностью относятся к идее медикаментозного и генотерапевтического исправления проблемы насилия из-за недостаточного понимания последствий этого на работу человеческого мозга. Конечно, опираясь на имеющиеся исследования и концепцию ингибитора насилия, мы можем увидеть большие перспективы такого подхода, особенно учитывая, что нарушение работы ингибитора насилия с медицинской точки зрения является патологией, а значит нуждается в лечении. Но ничто не мешает развивать обе идеи параллельно. Пока нет надёжных и эффективных терапевтических решений проблеме насилия, её можно сгладить проактивным эпигенезом, по своей сути являющимся более осторожным решением. Также не стоит забывать, что эпигенетическое влияние может быть временным и обратимым, так что нужда в более эффективном терапевтическом подходе не отпадает.

Проактивный эпигенез – отличная идея для тех, кто хотел бы изменить общество в лучшую, более ненасильственную сторону прибегая к социальным методам, а особенно через воспитание и обучение детей. Всем, кто этим занимается или планирует заниматься, стоит лучше изучить нейрофизиологию человека и ознакомиться со спецификой работы механизма ингибирования насилия. Если вы будете хорошо понимать, в чём нуждается человек для того, чтобы испытывать к насилию отторжение и сопротивление, быть способным проявлять эмпатию, а также каким именно образом ингибитор насилия направляет развитие индивида в сторону ненасильственности, то ваши усилия точно будут не напрасны.

Эпигенез

Источники:

1. Pembrey, M. E., Bygren, L. O., Kaati, G., Edvinsson, S., Northstone, K., Sjöström, M., Golding, J. (2006). Sex-specific, male-line transgenerational responses in humans. Eur J Hum Genet. Feb;14(2):159-66. doi:10.1038/sj.ejhg.5201538;

2. Evers, K., Changeux, J.-P. (2016). Proactive epigenesis and ethical innovation: A neuronal hypothesis for the genesis of ethical rules. EMBO reports, Vol 17, No 10. doi:10.15252/embr.201642783;

3. Caspi, A. et al. (2002). Role of Genotype in the Cycle of Violence in Maltreated Children. Science, 297(5582), 851–854. doi:10.1126/science.1072290.


Прокомментировать тему «Проактивный эпигенез: воспитание и обучение как метод эпигенетического закрепления ненасильственности»